KuZu(ChD)
Подставлю ладони - их болью своей наполни, наполни печалью, страхом гулкой темноты, и ты не узнаешь, как небо в огне сгорает, и жизнь разбивает все надежды и мечты. (с)Ария - Потерянный рай
Респект нашедшим]



Вся правда^^
27.03.2012 в 17:34
Пишет Рион:

То, что он видит дальше острия своего меча
Разгребала книжные завалы и внезапно обнаружила, что у меня давно переведена новелла - спин-офф Гаури (刃の先に見えるもの - Яба но саки ни миэру моно). Перевод начинался пару лет назад с английского языка (здесь на соо даже есть первый кусок), куски переиначивались по мере изучения японского, так что от англоперевода не осталось почти ничего. Если кого интересует, по сверке, помнится, были очень отличающиеся моменты от английского, но их немного, искать японские исходники и заново сверять уже нет желания.
История выходила в серии Slayers Select, четвёртый том имеет одноимённое название с рассказом (в том же томе, кстати, вышел и спин-офф Зелгадиса, тоже переведённый на русский и не раз). Тут же мы узнаем кое-что об отце Лины и Луны, таймлайн определён чётко плюс решён вопрос с мозгом Гаури, который мучал не одного фаната.
Приятного прочтения.
Для тех, кто хочет вордофайл, прошу в умыл (или комменты) с почтой.


То, что он видит дальше острия своего меча
Канзака Хадзимэ


Переводчик: Ллисиль


Он вытащил меч. На поверхности лезвия отражалась синева неба и моря, играли солнечные блики. Клинок был ни плох, ни хорош – обыкновенная сталь. Таким уж он был.
Взгляд упал на эфес, украшенный необычными узорами, а неприятные воспоминания затопили разум. Если бы только этого клинка не существовало…
Парень отвёл руку с мечом назад, намереваясь забросить клинок в море.
- Хочешь выбросить? Ну-ну, - послышался голос.
Юноша с удивлением обернулся, морской ветер трепал его длинные светлые волосы.
Это был берег деревни Кулсида. Она ничем не отличалась от других, разве что была расположена у моря. В маленькой гавани были только несколько пустых лодок да этот рыбак.
- Он так плох? Этот меч, – произнес рыбак, не отрывая взгляда от поплавка.
Мужчина выглядел довольно своеобразно. На нем была рубашка, жилет, брюки и ботинки – самые обычные вещи, но длинные тёмные волосы и очень красивое лицо, словно у миловидной женщины, вызывали не один вопрос. Не понять даже, молод этот человек или стар. Скажи, что этот мужчина – ровесник юноши, который так и остался стоять с занесённой для броска рукой с мечом, и никто не возразит. Впрочем, и то, что он был гораздо старше юноши, не вызвало бы сомнений. Губами он сжимал незажжённую сигарету и мог бы даже сойти за крутого, если бы не дешёвая удочка в руках.
- Вы не зажгли сигарету, - смущённо произнёс юноша.
- Вообще-то я бросаю курить. Жене и детям это не нравится, - его голос был грубоват для женственной внешности.
- У вас есть жена и дети? Вы такой старый, что у вас уже семья есть?
- Не твоего ума дело, сколько мне лет! Ну и? Так его выбросишь?
- А вот это уже не ваше дело, - отрезал собеседник. – И можете даже не надеяться заполучить этот меч, я его так просто не отдам.
- Пф, как будто оно мне надо. Ты прав, дело не моё. Плевать мне, что будет с тобой и твоим мечом. Плевать, подберет ли его кто-то еще и будет ли убивать им людей, и наплевать, скольких ты им спасешь. Это всё абсолютно не моего ума дело.
- Вы о чём?
- В молодости я тоже был наемником, и было у меня бесхитростное правило: тот, кто не заботится о своем клинке, просто второсортный мечник, а тот, кого меч тяготит, - хуже третьесортного. Вот ты и заинтересовал меня.
Юноша не нашёлся, что ответить.
- Не обращай на старика внимания. Просто выкинь меч и с ним всё лишнее из головы.
Юноша с минуту колебался, но затем опустил руку и вложил меч в ножны.
- Могу я узнать твоё имя, старик?
- Это мне, что ли? Тебя манерам не учили? И вообще, сначала сам представься, прежде чем спрашивать чьё-то имя.
- Я Гаури. Гаури Габриев.
- Эх, честный ты паренёк, да наивный. Держи бесплатный совет: если сам назвал своё имя, не рассчитывай, что кто-то должен назвать своё в ответ. Так уж устроен этот мир.
- Вот, значит, как? – Гаури пожал плечам и отвернулся, поняв, что мужчина обманул его.
Остался слышен лишь шум набегающей волны.


Поразительное совпадение.
Целых два странника забрели в эту забытую всеми деревеньку, а ведь тракт так далеко. Если кто сюда и заезжал, то надолго не оставался и уходил, не сказав ни слова. Но сегодня их уже двое, и оба явно остаются на ночлег.
Один – какой-то одиночка-рыбак, ну и шут с ним, но второй… Он точно наёмник. Что ему тут делать? Впрочем, не моё дело, если им не повезёт, то погибнут оба.
Несмотря на известный исход, я всё ещё могу насладиться игрой.
Да, пусть они покажут, на что способны.
Думать об этом – одно удовольствие.


- Хм? – мужчина резко остановился, и ветер взлохматил темные волосы.
Деревенька эта находилась между берегом и холмом, за который уже заходило солнце. На берегу в сумерках можно было разглядеть лишь одинокую фигуру мужчины, шедшего к гостинице с пустыми руками и без улова. Шестое чувство однозначно подсказывало, что кто-то за ним следит. Мужчина обернулся в том направлении, откуда исходила аура опасности, но при неясном свете заходящего солнца была видна лишь маленькая темная лачуга.
Он подобрался к ней и аккуратно отодвинул удочкой соломенный занавес. В темноте был виден лишь какой-то старый хлам. Темноволосый мужчина тут же потерял интерес и зашагал в сторону деревни.

В столовой, на первом этаже гостиницы, пахло рыбой. И хотя было обеденное время, в столовой сидел лишь один посетитель. Впрочем, оно и не удивительно: никому не придёт в голову заказывать здесь обед. Всего пара блюд из рыбы да тушёнка - меню из продуктов, которые и так были на столе в любом доме этой деревни. Вероятно, у владельца был собственный большущий дом, а гостиница была просто для того, чтобы убить время и немного подзаработать.
Вечернее солнце светило сквозь окна и открытую дверь, показывая всю убогость трактира.
А этим единственным гостем трактира был Гаури. Он ждал свой заказ, а поторопить официантку не мог: она же была и хозяйкой, и поварихой в одном лице.
- Нечем заняться, да?
Голос прозвучал сбоку, и Гаури узнал мужчину, с которым встретился на гавани. Тут он прав, Гаури действительно надо было убить время.
- А, это вы, - не оборачиваясь произнес юноша.
Мужчина уселся напротив, держа во рту неизменную незажженную сигарету. Он окинул взглядом Гаури и его меч, опирающийся о стол.
- Так ты его не выбросил?
- Что за дело вам до моего меча? И почему вы сели именно здесь? Тут хватает пустых мест.
- Зачем же так? Говорят, в компании обедать приятнее. Не правда ли?
- Лекарство от скуки здесь не водится, вам ведь просто делать нечего.
- Возможно, - он проигнорировал иронию, но всё же сказал с горькой улыбкой: - Когда-то я тоже был один, но теперь у меня есть семья, и я привык к шуму-гаму в доме. Мне пришлось уйти из дому, оставив семью, и я наслаждался спокойствием. Но вскоре понял, что это надоедает. Я не могу пока вернуться домой, поэтому брожу по свету. И тут вдруг – ты, такой нервный, чем-то обеспокоенный.
- Я вам что, игрушка для убийства скуки?
- Возможно. Редко какой мужчина так явно показывает своё беспокойство, вот мне и стало любопытно.
- У мужчины вполне могут быть неприятности.
- Оно-то так, - он наклонился к Гаури, - но как мужчина дам тебе совет: не показывай свое беспокойство любимому человеку.
- Чего? – Гаури побледнел и замахал руками. – Я… Я не влюблюсь в вас!
- Чего?! Ты совсем идиот?! – разозлился мужчина.
- Но вы так выразились, что я пришёл к выводу…
- Пришёл к выводу? Да как можно сделать вывод, что ты влюбишься в меня? Я только хотел сказать, что нет ничего необычного в том, что у тебя неприятности, но не стоит показывать эмоции на людях.
- А, понимаю. Так почему же вы так не сказали?
- Я так и сказал! Ты что, совсем болван?!
- Значит … - Гаури не договорил.
Он перевел взгляд на дверной проём. Там стояли трое мужчин, в упор смотревших на Гаури и его соседа за столом.
- Вы странствующий наёмник, не так ли? – произнес старик с седыми волосами и бородой, встретившись глазами с Гаури.
- Ага.
- Мы хотим кое о чем поговорить. Мы можем присоединиться и разъяснить все за обедом?
Гаури, казалось, с секунду раздумывал, принять предложение или отказаться, но все же сказал:
- Хм, почему бы и нет? Но не обещаю, что соглашусь на то, что вы попросите.
- Большое спасибо, - старик поклонился, а затем отправился на кухню, чтобы поговорить с хозяйкой, и вернулся спустя некоторое время.
- Простите, что заставили ждать. Мы заплатим за наш обед, - он сел за стол.
Оставшиеся двое поддерживали старика.
- И? Что вы хотели сказать?
- Я – староста деревни, Кайл Бунитц, - начал старик. – Я пока не знаю, с чего лучше начать.
В это время хозяйка принесла обед для Гаури и мужчины с темными волосами. Салат, суп, ломоть хлеба да вареная рыба. Обычное меню.
- Пожалуйста, кушайте. Вы можете слушать мою историю и за едой.
- Правда?
Гаури и мужчина взяли вилки, и староста продолжил:
- Итак, с чего бы начать… На днях у нас в деревни произошло неприятные инциденты.
- Хм? – подал голос Гаури, хватая салат с водорослями.
Мужчина же ел свой ломоть хлеба, безмолвно глядя на старика.
- Эта деревня находится между холмами и берегом. Кто-то ловит рыбу на берегу моря, кто-то идёт в холмы на охоту. Так и живём.
- Угм, - Гаури пытался нанизать рыбу на вилку.
- Стой! Извиняюсь, что прерываю, - вдруг сказал мужчина, останавливая и разговор, и действия Гаури.
Голос его не был звучным, но слишком серьезным. Он повернулся к Гаури.
- Я дам тебе еще один бесплатный совет: не ешь эту рыбу. Она отравлена.
- Что?
Староста и двое позади него разом побледнели.
- Шутите? – сказал староста, но мужчина просто ухмыльнулся.
- Приправы и рыба, чтобы отбить запах яда. Морской змей, верно? А когда я остановил его, вы вдруг побелели. Будете настаивать, что подсунули не отраву? Тогда вначале сами распробуйте.
- Проклятье! – вскрикнул один из деревенских и кинулся к столу за мечом Гаури, но Гаури оказался проворнее и ударил того ножнами в спину.
- Что за?! – староста от неожиданности свалился на пол.
- Что это всё значит? – холодно спросил юноша.
- Простите нас, - сказал старик, дрожа всем телом, - это всё ради деревни.
- Дураки! Как будто такое прощают! – вскричал брюнет.
Крак!
- Ау-у!
Мужчина так ударил по столу, что тот, в свою очередь, ударил старосту.
- В этой гостинице все в сговоре с ним! Уходим! – бросил он Гаури.
- Хо-хорошо!
Гаури и мужчина вышли из гостиницы – и встали столбом.
Перед ними стояли все жители деревни мужского пола, и каждый держал нож, дубину или что-нибудь, что сошло бы за оружие.
- Ёлки-палки! Да тут не то, что в гостинице, все жители в сговоре! – удивленно воскликнул мужчина. – Что будем делать? Убьешь всех?
- Не хотелось бы, - Гаури держал в руках клинок. – Что все это значит? Не объясните? – обратился он к ним.
Но селяне сделали шаг вперед, сужая круг.
- Вы хоть знаете, что делаете? – на сей раз вскричал его спутник. – Если показываешь свое желание вступить в бой, значит, готов к смерти. А знаете, что бывает, когда тебя убивают?
Он окинул взглядом сельских жителей.
- Сначала, чувствуешь, будто в тело вонзился раскаленный прут. А когда поймёшь, что валяешься в луже собственной крови, боль тебя настигнет. Нет. Это – больше, чем боль. Будто горячие угли отплясывают чечетку на ранах, а в голове творится мазоку знает что! И вот, когда почувствуешь шок, это означает конец. А если не помрёшь сразу, то будешь мучить часами от боли и лихорадки. Так что, кто хочет первым испытать боль?
Жители дрогнули. Может, у мужчины и были лишь удочка да дорожная сумка, зато у Гаури в руках был меч. Стоящие ближе всех отлично понимали, что не смогут тягаться с хорошим мечником. К жертвам-то они всегда были готовы, но не были готовы сами ею стать.
- Что, уже нет добровольцев? Ладно, сделаем так. Гаури, подвинься. Мы пройдем, - он указал на одну из улиц, - там!
Мужчины посторонились.
- Идём!
И двое помчались. Напуганные местные тут же отодвинулись ещё дальше, разрывая кольцо. Гаури и его спутник вырвались из вражеского окружения и пробежали по пустынной улице. Тогда старик соизволил выйти из гостиницы и крикнуть:
- Вы что делаете? Держите их!
Но было слишком поздно. Двое исчезли в ночи.


Они стояли на холме под покровом ночи. Тусклый свет луны и звёзд не мог достигнуть земли, ему мешали ветви и листья деревьев. Там, в кромешной темноте, скрывались двое.
- Ничего себе, они уже организовали широкомасштабные поиски у холма. Трудяги, - фыркнул мужчина, заметив огни факелов, еле пробивающихся сквозь деревья, но эти огни быстро приближались. – Оно и понятно, что жители совсем обезумели. У них будут серьезные проблемы, если станет известно о том, что вся деревня едва не убила двоих странников.
- Могу я спросить?
- Да? – он обернулся.
- Зачем вам эта удочка?
- Не думаю, что стоит сейчас говорить об удочке, пришло время поговорить о том, что делать дальше. Есть предложения?
- А что бы вы сделали в такой ситуации? – в свою очередь спросил Гаури, а его спутник, казалось, был доволен сказанным.
- Думаю, проще всего сбежать отсюда подальше и забыть о случившемся.
- Это безответственно. Почему вы не хотите рассказать чиновникам в соседних городах?
- Шутишь? Офицеры нас и слушать не станут. Даже если они нам поверят и придут расследовать происшествие, жители деревни выдадут им совершенно иную историю. Расследование закончится ничем. Однако есть и другой, более сложный способ.
- Сложный?
- Ага. Найти причину, по которой они хотели нас убить, и устранить ее.
- Тогда я за второй.
- Легко сказать. Не факт, что угрозу нам удастся устранить. Ты хоть немного мозгами шевелишь?
- Не попробуешь – не узнаешь, так? И, - Гаури провел рукой по эфесу меча, - из-за этого клинка у нас в семье случилось несчастье. Я сбежал с ним из дома, думая, что лучше бы его не было, хотел уничтожить. Но вдруг явились вы и говорите, что я могу спасать им жизни. Теперь я хочу попытаться сделать всё возможное, раз уж этот клинок остался у меня.
- Хм, - уголки губ мужчины дрогнули. – Ладно. Тогда для начала поймаем парочку жителей, - он все еще наблюдал за приближающимися огоньками факелов. – Сюда, - позвал он и побежал по лесу.
Гаури отставал всего на полшага. Оба стремительно неслись по холму вслепую.


Немногим позже беглецы нашли четырёх селян. У всех было по факелу в левой руке и оружию в правой.
Прежде чем показаться на глаза, мужчина пригрозил:
- Тихо или умрёте!
Послышался шорох. Четвёрка дрожала от страха. Брюнет появился из-за деревьев, оставляя Гаури позади.
- Мой друг рядом, даже не надейтесь на побег.
Первая четверка была напугана, но…
- Не сотрясай воздух, у тебя только удочка! – один из селян всё же заметил предмет, лежащий на плече, но на мужчину это не произвело ровно никакого впечатления.
- Моя удочка полезнее этих палок у вас в руках.
- Да как ты смеешь! – селянин явно храбрился из-за отсутствия мечника.
Внезапно пленник сорвался с места и бросился на мужчину.
Минута.
Удочка в руке этого странного человека со свистом рассекала воздух.
- Ой!
Противник опустил факел и дубинку, закрывая лицо руками. Остальные трое не могли видеть, что произошло, и только Гаури заметил, что конец удочки ударил по глазам врага с такой силой, что можно было лишить зрения. Мужчина схватил осевшего крестьянина за воротник и позволил встать на ноги.
- Слушай сюда. Я когда-то был наемником. Мне не составит труда забрать жизнь обычного человека, каков ты и есть, голыми руками. Если хочешь жить, отвечай! Почему вы пытались нас убить?
- Я… Я… Мы не хотим убивать! Но если мы этого нее сделаем, то убьют нас! Нам ничего больше не оставалось!
- Вас убьют? – бывший наемник нахмурился.
Внезапно он отскочил назад, отпустив руку пленника, а тело крестьянина взорвалось. Кровь залила все вокруг, и куски плоти разлетелись далеко во все стороны. Сначала воцарилась тишина, но затем…
- А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!
Трое пленников увидели, что их союзник умер, и решили сбежать, зовя на помощь. Бывший наёмник не стал преследовать их. Он остановился, внимательно вглядываясь в чащу деревьев.
- Что? Что это было? – с ужасом спросил Гаури, выходя из-за деревьев.
Мужчина покачал головой и сказал:
- Кто-то убил его прямо у меня под носом, а затем исчез.
Гаури оглядывал местность. Он чувствовал, что нечто появилось перед тем, как селянин был убит, и он почувствовал, что оно исчезло тут же после взрыва. Гаури вздохнул и взглянул туда, куда побежали жители, – в сторону деревни.
- Те трое, наверное, неправильно все поняли и решили, что это вы его убили. Что будете делать?
- Пойду в деревню, - просто ответил он и повернулся, чтобы идти.
- Эй! Подождите! – Гаури поспешно последовал за ним. – В деревню? И что вы сделаете?
- Кое-что.
- Кое-что? А подробнее?
- Я думаю, я понял, что тут происходит.
- Правда?
- Да. Но сейчас не время объяснять. Боюсь, что совершил ошибку. Это плохо.
- О чём вы говорите?
- Не возражай. Но если я прав, враг не обычный. Я думаю, тебе лучше не идти со мной.
Гаури почувствовал раздражение.
- Ещё чего! Я знаю, что вы сильны, но у меня тоже есть парочка тайных приемов.
- Парочки навыков не достаточно! Если бы ты мог убить пламенного дракона кухонным ножом, как моя старшая дочь, я бы не возражал.
- Шутите? Нет человека, который мог бы убить пламенного дракона кухонным ножом. Погодите, ваша старшая дочь уже может использовать нож? Тогда вы в самом деле старше, чем кажетесь!
- Опять называешь стариком! Так или иначе, если хочешь идти со мной, тогда ладно. Но если скажу рвать когти, ты так и сделаешь, понял?
- Не понимаю, о чем вы…
- Без разницы, что ты там понимаешь, просто по моей команде ты сбежишь.
Так, разговаривая, они спустились с холма к деревне.


Дул сильный ветер, а огонь факелов отбрасывал тени на пустошь. Дикая местность недалеко от деревни, никого лишнего. Там Гаури и другой наемник столкнулись с дюжиной воинственно настроенных жителей Кулсиды.
- Зачем вы вернулись? - староста вышел вперед.
- Да так, хотел бы увидеть страшненькую рожу одного голодного демона, - сказал наемник. – Кто там мной полакомиться хотел?
В толпе тут же поднялся гул.
- Кто тебе рассказал? – спросил староста.
- Догадался.
Свет факела осветил лицо старика.
- Ну раз уж вы сами пришли навстречу судьбе… Пожалуйста, умрите для нас.
- Ладно, - легкомысленно отозвался мужчина.
Жители потеряли дар речи, и, прежде чем Гаури успел что-либо сказать, наёмник указал на старика.
- Но, перед тем как умирать, это сначала сделаете вы. Слишком одиноко умирать одному.
- Что?
Игнорируя тон старика, он указал на следующего жителя. И на следующего.
- И вы умрете после старосты. А вы будете следующим. И вы следующий. И вы. И…
- Идиот! С чего бы нам… - воскликнул один из жителей, на которого указал наемник.
- Вы не можете умереть ради другого, но просите другого умереть ради вас? Что, думаешь выставить меня дураком? Я лучше погибну от стаи волков, чем ради вас.
- Это вызов?
Староста казался раздраженным, но наемник проигнорировал его.
- Наконец, вы меня поняли. И не возражайте. Вы злобные твари, но уж получше того, что угрожало вам и приказывало. Оно больше ничего не может сделать, спрятавшись за лачугой.
Селяне замерли.
- О, так вы знали, что я здесь, - послышался голос со стороны лачуги. Селяне были напуганы.
- Розаул-сама! – приветствовали его по имени.


Мужчина обернулся на голос.
- Моя младшая дочь изучает магию. Прежде чем она отправилась в путешествие, она рассказала мне много интересного. Я слышал, вы питаетесь страхом и злобой. Похоже, ты пришел сюда, потому что такую деревушку никто не охраняет, и стал пугать местных жителей, а они взамен приводят к тебе путешественников, так?
- Неплохо, смертный.
Черная тень отделилась от лачуги.
«Тень человека?» - подумал Гаури. Но по очертаниям голова была слишком большой для человек, руки очень длинными и пропорции тела явно не человеческие.
Крестьяне посторонились, пребывая в замешательстве. В тусклом свете Гаури все же смог разглядеть существо. У него было огромная голова, раза в два больше, чем у человека. На голове не было ни волос, ни ушей, ни носа, ни рта. Были лишь огромные глаза. Оно просто не могло быть человеком.
- Что за ерунда! – воскликнул Гаури. – Как он разговаривает без рта?
- И тебя удивило только это?! – мужчина не переставал удивляться логике спутника. – Это мазоку. Осторожно, враг весьма проблемный.
- Ты узнал, что я мазоку, но всё что, ты можешь сказать, это «проблемный враг»? Настолько уверен в себе, что победишь меня?
Розаул внезапно оказался рядом с мужчиной, передвигался он не с помощью ног, а просто плыл по воздуху.
- Ты прав. Они скупы. Я стал их использовать после того, как убил нескольких. Я приказал им убивать странников, которые останутся в деревне, а иначе будут погибать жители. Я ожидал, что некоторые будут сопротивляться, но никто на это не пошел. Кроме того, они забирали деньги и вещи жертв. Они настолько жадные, что стали мародерами, выполняя мой приказ.
Эти слова смутили и разозлили селян. Глаза Розаула искривились, будто он улыбался.
- И именно поэтому мне нравится эта деревня. Я не позволю кому-то постороннему тревожить меня. Если хотите разрушить ее…
- Вы убьете меня так же, как человека на холме?
- Да. И сейчас я покажу вам, что значит сила мазоку.
Глаза Розаула расширились. Мужчина и Гаури отскочили.
Бум!
Секундой спустя клочок земли, на котором они стояли, взорвался. Крестьяне не могли видеть того, что происходило, но заметили Гаури и мужчина. Мазоку создал черный шар, который полетел, невидимый в ночи, и взорвался на том месте, где они только что стояли. Розаул бросал черные шары один за другим, но наемники уклонялись ото всех. Черноволосый мужчина в пару прыжков достиг монстра и…
- И что вы сделаете?
Мазоку смеялся. Игнорируя смех, наемник замахнулся правой рукой и ударил мазоку в голову удочкой. Розаул издал слабый крик и отскочил назад.
- Невозможно! – удивленно воскликнул монстр.
Гаури и жители деревни ничего не могли видеть. Мазоку, который не избегал ударов, будучи уверенными в себе, вдруг закричал. Похоже на дурную шутку.
- Ты хотел сказать, что обычное оружие не сработает. И я поразил тебя удочкой, - мужчина явно глумился. – Ты думаешь, что для чистокровного монстра работает только духовная магия или оружие, преобразующее силу воли? Ага, я и это знаю. И также знаю, что мазоку можно бить простым оружием с той же силой воли. Вот, что я усвоил из рассказов дочери.
- Понятно. Но тебе все равно не убить меня одним ударом, только болтать и можешь. Смертельный урон тебе не нанести.
- Ничего себе? Так вы знали? – у мужчины дёрнулась щека.
- Теперь ты умрешь и заплатишь за оскорбление!
Розаул создал много шаров и направил их в мужчину, но наемник ловко уклонился, быстро передвигаясь. Внезапно один из шаров разделился на множество крошечных, прежде чем достигнуть мужчины. Тот успел только что-то удивлённо воскликнуть, но уклониться уже не успевал.
Бум!
Множество взрывов вырыли землю, облако пыли застилало глаза. Розаул посмотрел в том направлении, где был мужчина, но ничего разглядеть не смог.
«Достал? Ну и ладно, всё равно он бы погиб во взрыве».
По другую сторону Гаури прорвался сквозь облако пыли и помчался на монстра. Он вынул меч и взмахнул им, но лезвие меча вдруг отделилось от рукояти.
Сломан?
«Вероятно, он думает, что сможет использовать тот же прием. Идиот! У него же даже лезвия нет!» - ликовал мазоку, но в следующий момент смех стих.
- Да будет свет! – крикнул Гаури.
Из рукояти, там, где должно быть лезвие, появился яркий свет. Он превратился в магическое лезвие, спроецированное желанием владельца, и лезвие света поразило Розаула, рассекая тело от плеча до копчика.
- А-а-а-а!
Крик мазоку походил на крик животного. Хотя тело мазоку было разделено, он все еще стоял, ведь его истинное тело было головой. Голова и часть туловища взлетели в воздух, чтобы быть вне пределов досягаемости меча Гаури, ноги превратились в пыль, рассыпавшуюся по земле.
Тогда…
- Элмекиа Лэнс! – голос и свет проникли сквозь завесу пыли, и белый свет поразил Розаула в голову.
Мазоку беззвучно барахтался в воздухе, лишь в последний момент разглядев тень в воздухе. То был Гаури, который подпрыгнул, использовав ножны как опору. Он взмахнул Мечом Света.
Розаул отразил лезвие света и…
Дзынк!
Удар настиг голову мазоку.

Дул ветер, принося с собой в лесную местность запах моря. Мазоку обратился в прах и исчез прежде, чем пыль осела на землю. После того, как прах развеялся, перед глазами жителей возникли Гаури и мужчина, оба живые и здоровые. Гаури повернулся к наемнику.
- Так вы знаете простые заклинания?
- Ага, меня младшая дочь научила. Я хотел использовать его как козырь, но… - мужчина внезапно повернулся к Гаури и широко заулыбался. - Ты сказал, что у этого меча есть своя история, и я подумал, что это просто дешёвый магический меч. Но это же легендарный Меч Света! – он обошел Гаури с улыбкой, похлопывая его по плечу. – Если он тебе не нужен, пожалуйста, отдай мне!
- Вы же говорил, что он вам не нужен.
- Дурень, это ж не дешёвая магическая подделка! Меч Света! Теперь отдай его, отдай мне, пожалуйста! Дай мне этот меч!
- Ни за что!
- Его… уничтожили? – другой голос послышался со стороны спорящих местных.
Эти двое увидели, как староста вышел вперед.
- Он… Мазоку ведь уничтожен?
- А то, сам полюбуйся, - черноволосый мужчина выглядел рассерженным.
Он вынул сигарету и взял обратно в рот, но прикуривать не стал.
- Большое спасибо. Вы спасли нас…
- Не смешите, - ответил мужчина прохладно. – Я убил мазоку, потому что ненавижу их методы. Вот и всё. И также ненавижу вас, кто убивал путешественников, а теперь выставляет себя как жертв. Я знаю, что мазоку вам угрожал, но ваше решение мне не нравится. Я расскажу о случаях стражам порядка в соседнем городе. Вы должны заплатить за то, что совершили. Ясно?
- Не надо!
- А вот и надо! Когда прибудет стража, вы не будете лгать и все расскажете. Будьте честны, иначе я вернусь и разрушу эту деревню, - мужчина отвернулся. - Идем, Гаури.
- М? Хорошо, - Гаури подобрал ножны и лезвие и последовал за ним.
- Эй… Здесь же нет уже мазоку. Вы не останетесь?
- Я что, дурак? Я здесь не останусь. Они бы снова попытались убить нас, надеясь сохранить все в секрете.
- А, понятно.
- Для нас же лучше ночевать в лесу… Правда, когда жена увидит, что моя одежда грязная, будет долго ворчать.
- Так боитесь жены?
- Дурень, я просто люблю ее.
Тусклый свет луны осветил двух мужчин, уходивших из деревни.

Эпилог
Прошло уже четыре дня после передряги в деревне, а Гаури так и не узнал имени того мужчины. Юноша до сих пор не понял, что будет делать со своим мечом. Иногда приходила мысль, что ничего сделать и не сможет. Ему никого не спасти.
Но кое-что все же…
Он чувствовал, что кое-что все же сможет сделать.
И в тот же день...
Он понял это, когда вышел на тракт.
Девочку окружила банда разбойников.
Она была одета как волшебница, и, казалось, была слишком уверена в себе, чтобы быть напуганной.
- Нет нужды помогать, - подумал Гаури. – Но неплохо бы хоть что-то сделать, раз уж оставил этот меч.
Гаури вытащил клинок и громко сказал:
- Всё, парни! Довольно!
Тогда мечник и повстречал Её.

URL записи

@музыка: Ария - Викинг

@настроение: Бодр, как никогда!